Край тишины

Не

экспромт по стихам suntoss

Не плакать, не тосковать, не писать занудных
Стихов, из-под век припаянный к сердцу лик
Изъять, перестать надеяться, верить в чудо,
Забыть твое имя, подпольную кличку, ник;

Москве


Этот город в тебя влюблён
Переулками и мостами,
Плотно сжатыми в горсть домами —
Всеми
бетонными
потрохами.

Этот город в тебя влюблён
Наивной школьницей Настей,
Впервые вспыхнувшей страстью,
Зардевшейся, шепчущей лучшее из имён,
Так сладко несчастной.

Фантасмагория


Фантасмагория углов
И линий ломанных улов
Вопьются в кожу,
Неся иголок круговерть,
И дышит мне в затылок смерть
Так острожно.

Тень вылезает тет-а-тет
Ко мне, найдя остывший след
В ночи вчерашней,
Лишь стоит мне глаза закрыть,
Она свою удвоит прыть,
Как эхо в башне.

Край тишины


В этом краю похоронен звук
На глубине веков.
Дряблое небо сложило в круг
Бороду облаков,
Серой земли не охватит взгляд.
Саваном — снегопад.
Веток скелеты застыли в ряд —
Голый замерзший ад.

бес прав иль но


ты чайной ложкой мешаешь в себе пустоту
пробоины в сердце заполнил отчаянья битум
и все что ты там себе выдумала
замазать зашторить бы строчками
но горькой усмешкой отравленный рот
способен только на точки

Молитва


Поля, леса, дорога под мостом —
Свидетели бесчетных равнодуший —
Молчат на всю галактику о том,
Что здесь никто и никому не нужен.

Кино

Этот восточный ветер
Сводит людей с ума.
Домик мой пуст и светел,
Домик — моя тюрьма.
Вечер — угрюмый филин —
Чует охоты раж,
И за окном как в фильме —
Сумерек антураж:

Чайка висит над морем,
Чёрные зубы скал;
Ветер как будто горе
В этих волнах искал;
Ветер как будто волю
В этих волнах топил,
Зло натирая солью
Пену белёсых жил.

В любви и вне


Ангелом и суккубом,
умницей или глупой,
радостью и печалью,
финишем и началом,

цельной и половиной,
опытной и невинной,
небом и океаном,
ясностью и туманом,

Девочка


Девочка-ветер — замрёшь у того лабиринта,
Нервно дрожишь и угрюмо отводишь глаза.
Вздох. Ты совсем не готова к подобному финту?
Делаешь шаг. Невозможно вернуться назад.

Здесь, за чертой, где кончается счастье и чудо,
Чтобы найти в себе свет — окунись в самый мрак.
Путь от любви — это дверь в никуда ниоткуда,
Жаль, слишком поздно поймешь, что вокруг всё не так…

На вокзале


Ты бы подумал об этом месте
Как о скучнейшем из всех земных:
От проводов в низком небе тесно,
И в запустении запасных
Рельсы застыли, не чуя поезд,
Час или день, выжидая срок,
Лишь вдалеке стук колес — как пояс
Чтобы связать рваный хаос строк.

Мы — другие


Наша жизнь словно сон во сне,
Мы — другие, и вот разгадка:
Мы андроиды — веришь мне?
Это страшно, смешно и сладко.

Через тело проходит ток,
От него никуда не деться.
Стоит сделать тебя глоток,
Электронами рвётся сердце:

Ничего


Сизый блюз облаков, хмурый день — бомж клёновой аллеи
С перекошенным одутловатым обрыдлым лицом,
Он лениво плетётся вперёд, он вот-вот околеет,
И от сумерек к сумеркам ляжет привычным рубцом.

Черносотенный полк обозлённых прямых истуканов:
Машут пиками, топчут корнями размякшую грязь.
Бьются мысли замёрзшие в череп, как кости в стакане,
Столько грязи кругом, что ж Вы медлите, где же Вы, Князь?

Лич-ное


Перрон увяз в дожде,
Туманно и бело,
Прохожий словно тень
Плывет, размытый, мимо.
Дождь злобно бьёт в стекло
В бессмысленной вражде:
Разнузданно, внахлёст, неутомимо.

Вдали ползет состав,
Блестят его бока,
Он склизкий, всё вокруг –
Личинки и личины.
А капелька – легка,
Дрожит, на путь упав,
В попытке бегства с неба без причины.

Прогулка (октябрь)


Я внебрачная дочь дождя,
Сероглазая недотрога.
Погуляем вдвоём немного?
И, по городу проходя,

Мы запустим мурашек бег,
Мы заслякотим тротуары,
Затуманим машинам фары,
Из-под полуприкрытых век

Демон


У него в глазах изумрудов реки
Преломляют цвет пустоты вокруг.
Его взгляд пытался писать Эль Греко,
Но не смог и умер под грузом мук.

Сегодня


Я не читаю «Ленту» по утрам,
Не слушаю «Вестей», молву народа
Про то, что «в первый тайм чего-то там»,
И даже не смотрю прогноз погоды,

Забвение


Мы забываем книги, цветы, зонты,
Сумки, очки, пакеты, другие вещи,
Просто внутри полны, а глаза пусты –
Солнце ли, дождь ли с неба устало плещет?

Поезд

Поезд приехал, но сомкнуты двери как веки,
Разницы нет, что в СВ, что в плацкартном вагоне —
Тот, кто не ждал хэппи-энда — застрянет навеки,
Тот же, кто ждал — там, снаружи стоит, на перроне.

Питеру


Ты молод, холоден и скуп,
И чересчур прямолинеен,
Все жители дыханьем губ
Тебя, наверно, не согреют.

Море


(утро)
Море не в духе, бьёт по ногам волной,
Море бушует, разозлено оно,
Капли вбивает в мягкий сырой песок,
Солью плюётся, метит водой висок.

No Fate-2


Если бы взять и перемешать слова:
Все поменять, исправить, убрать излишки —
Стройные речи и светлая голова,
Твердой рукой расставить удачи фишки.

No Fate


Если ты за моей спиной,
Так уйди и не стой за мной,
Там лишь чёрная мгла и смерть —
Уходи и не стой за мной.

По венам


По венам стекает река,
Она называется Ганг.
В ней пепел умерших людей,
И воды мутны и грязны.
Ребенок с застывшим лицом
Опустит на зыбкую гладь
Раскрывшийся жизни цветок
И молча проводит его.

Холодное, тяжелое


Все бело, взвесь снежинок, мелькающая маета.
Белый цвет, как известно, содержит в себе все цвета,
Значит это начало — январь словно точка отсчёта.
И качается маятник: чёт-нечет, чёт-нечет, чёт-не…