В затерянном замке мечты

Рождество


Звёзды — сколы на гладком и темном катке,
Вмёрзшей лункой застыла луна.
Хочешь, я погадаю тебе по руке
И по гуще кофейного дна?

Инга


(- Ёжик, посмотри-ка в книжке, какое имя означает «отмороженная»?
— Нет! Я — Инга, что значит «зимняя»!)

***
В окно вгрызается узор:
Кругов и линий перебор,
Как будто знаки на полях.
И ночь — безмолвный постовой —
Сидит на голых тополях.

Два крыла безумия


Два крыла безумия вместо рук сознания,
Серое — депрессия, радужное — мания;
Два зрачка, затопленных в омуте отчаянья:
Два крыла безумия в небесах печали.

Камешек


Камешек выгнул спину,
Отяжелил ладонь:
Ты его взял и вынул,
Он говорил: «Не тронь!»

Зов


Как страсть в зрачках сковать, ни капли не пролив,
Не расплескав на плечи?
Безумие зовет, безумие велит,
Маниакально шепчет, шепчет, шепчет.

Одним предложением


Ничего не происходит,
Мыслей нет совсем-совсем;
Я в осеннем хороводе:
Желтолиственных проблем,
Отлетевших снов беспутных,
Ям, колдобин, улиц, лиц,
Капель утра, поминутно
Осыпающихся ниц
(Как икра, прорвавши паюс,
Почву скудную дразня) —
Окончательно теряюсь,
Будто вовсе нет меня.

12.10.2009.

Сентябрь

Я иду вдоль ручки ковша,
Хоть реальность пути фиктивна.
Листья дней опавших шуршат,
Я ловлю тебя в объективе:
Ты кивнешь мне в ответ —
Вспышки нет.

Лунный странник


Лунный странник, похлёбку из судеб
Зачерпнув половником белым,
Размышляет: «Что делают люди
И зачем они это делают?»

Потонув в урбаничной сюите,
Смысловой выключатель шаря:
«Что — любовь? Где любовь, подскажите?
Они просто цинично сношаются.

Три бегемота, два кашалота…


Три бегемота, два кашалота и стая волков —
согласно описи груз грозовых облаков
прибыл на склад горизонта.
Не забудьте, пожалуйста, зонтик,
депрессию, дюжину старых платков,
нахмуренный лоб и сонливость в придачу.

Предгрозовое

Не облегчает дум компресс предгрозовой —
На лоб свинцовой тяжестью ложится.
Стальные облака текут над головой
(Оставив на губах металла привкус):

Сюр 4 — Затейливые сгустки

Затейливые сгустки тьмы на фоне
Небес белёсых вьются в танце кружев.
Преддверье сна…

Ты лай собаки? Карканье вороны?
Прислушайся к тому, как слышат уши.
Ты — тишина?..

05.08.2009.

Потоки звукорифм


Потоки звукорифм
Завязнут в глубине —
Бедром пугливых нимф,
Нелепым на войне —
Тихонько веют в такт
Вселенской пустоты…
Тсс… В вакууме так
Рождаются мечты.

29.07.09.

Остров

Твой крошечный остров: пещеры, утёсы в песках,
И кроме тебя — никого, даже мелкой букашки.
Лишь воды просительно плещутся пульсом в висках,
Штурмуют упорно подножие каменной башни.

И это лето…

Легко цепляюсь лёгкими за воздух:
Дышать так сладко, а жалеть так поздно.
И это лето,
Летний запах этот
Мне сердце рвёт.

Снежная Королева

Зимушка, ты не врывайся грубо!
Вьюга лютая, уймись, не дуй.
Пусть снежинки падают на губы
Словно робкий первый поцелуй.

В затерянном замке мечты

Ты так долго ждал, что вернусь.
Задушенным птенчиком — сердце.
Мне холодно, нужно согреться,
А ты — в рукаве мой еще не истлевший
Последний пиковый туз.

Танцовщица

Золочёная ручка от тёмной двери —
Полумесяц на краешке неба.
Нездоровый фонарь разливает кюри
В городскую фантомную небыль.

Клён знобит, его дрожь имитирует дождь.

Один пронзённый

Здравствуй, ясень, скакун, ось миров, Иггдрасиль,
Я на милость твою, я пришёл попросить.
Даже богу на это не просто решиться,
Но я мудр, разве нет? А пустая глазница?

Навигация

Отчаянье. Я злюсь, в глазах темно,
Мне кажется, наш бот идет на дно,
Как тот набивший всем оскомину Титаник.

Слова

I
В твоей голове слова
Растут как трава.
Ты их губами жуешь,
Мешая правду и ложь.
До сердца они дошли?
Сладко ли, горько ли
Стихов твоих
молоко?

Дыхание осени

Прислушайся… Вглядись… Я — рядом,
Повсюду я преследую тебя,
И снова провожаю цепким взглядом
Нахохлившего перья воробья.

Несыгранный блюз

Меня забыл на сцене кто-то по ошибке,
Я желтым отблеском тоскую в стоне скрипки,
Купаясь в нотных затяжных перекатах.
Я — одинокий саксофон без музыканта.