Я боюсь, что в этом фильме я лишь статист, что мое лицо потеряется в сотне лиц, что в безумной гонке к титулу ``мисс Фантастик`` я сотрусь душой, как стирается к маю ластик. И в один из дней, в беспрерывной пустой борьбе не смогу припомнить главного о себе.

``Мне все равно`` - нет хуже слов. Пусть метроном стучит назло - мой страх невольный - я в такт шепчу: ``Раз-два, раз-два``, - и я жива, ещё жива, пока мне больно.

У меня для тебя ничего... Посмотри - мотылек тихо бьется в стекло изнутри.

 

Романовская Анна

Рада приветствовать тебя, читатель, на своей страничке. Смело рассматривай, ругай, хвали, (нужное подчеркнуть) всё, что здесь найдешь. Для этого я и публикуюсь - чтобы знать твое мнение. Почитать про меня

Время начала конца


Время начала конца.
Место закрытых дверей.
Лёгкая поступь юнца
Старость догонит скорей.

Либо печаль, либо грусть.
Парк заржавевших причин.
Горек бессмысленный груз
Шрамов, следов и личин.

Эликсир


Похолодало. Пахнет сентябрём.
Читаю Лема, слушаю «Pink Moon»,
с начала.
Мы не умрём —
вот так, по одному,
но проникает в каждый уголок
печаль.
И город весь промок,
он будто плакал,
размазывая капли по лицу
еловой лапой.

Монолог принцессы


мне невдомёк способ
сделать глаза пустыми
выключить все вопросы
чувствам зажать хвосты

мне невдомёк смысл
слов разделяй и властвуй
вёдра от коромысел
принцев от Златовласок

Сбой программы


тянутся дни-гамаши
сине колюче неглаженно
прячется снег в кармашках
туч и сипит слегка
маша не съела кашу
а каша проглотит машу
кислая простокваша
серого потолка
видимо сбой программы
мама домоет раму
глядя на панораму
и ледяной карниз
мама устала само-
вольно быть центром драмы
мама шагнет упрямо
к небу но канет вниз

На выдохе


Я не дышу, как
рыба на берегу —
я берегу
море лета,
каждую шутку,
каждую капельку света,
пух облаков,
нить паутин,
молоко
Пути,
бриллианты Ковша,
свежесть зари,
многогранность цвета,
чтобы смешав
свой выдох с твоим,
подарить
всё это.

13.07.2012

Девичье


День пойман в паутину занавесок.
Перевернув пластинку «Арабесок»
И солнечных лучей налив — в довесок —
В тягучий плен насмешливых зеркал,

Ты примеряешь мамины наряды,
В тени теней и с выкриком помады
Оттачиваешь ранящие взгляды
И тренируешь хищницы оскал.

Русалка


В голове моей рыбы
Проплывают вверх брюхом
И подводные глыбы
Нюхают.

На груди моей чайки
Стайкой жалости просят —
На их перьях печальная
Проседь.

Лето


лето расплавленных подворотен
и жарких слов
сотен
распуганных голубей
сбывшихся снов
шорохов шепота ветра
лето стыда
лето ответов
да

Колыбельная


Спи, мой милый мальчик. Пока ты спишь,
Пусть тебя качает тугая тишь,
Накрывает теплая темнота.
И с хлопком Лукоеного зонта
Пусть тебе приснится страна чудес:
Берега, долины, дремучий лес,
Короли, чудовища, феи — пусть…
Я, надеюсь, тоже тебе приснюсь.

11.04.2012

Улитка на склоне


И ты меня хочешь слушать?
Прости, и сказать-то нечего:
я — пустая, усталая, скучная,
с неудобным грузом заплечным,
склонившая голову женщина
недопреклонных лет,
почти растерявшая душу.

Монохром


А за окном
Всё тот же монохром,
И думаешь, что разучился видеть
Цвета и ощущать пустым нутром
Тепло, а едким ртом
Не в силах выпить
Иное, кроме снега.
Веток тушь
Махнёт в белёсой неге
Сонной свите:
Рефрен котов потонет в стоне стуж,
А воробьи, скользя по глади луж,
Хотели бы купаться,
Да не выйдет.

Песня ветра


Ледяная пустыня, тяжёлое небо на плечи:
Перекрёсток разлук — нет ветров его злей и верней.
Всё постыло, простыло, деревья пощёчины хлещут,
И не видно вокруг никого, кроме смутных теней.

Ночь почуяла след и сочится из лунного люка.
Истончается свет и слова превращаются в ложь.
Остаётся лишь имя. Но если подам тебе руку —
Ты рассеянно мимо, меня не узнав, проскользнешь.

Шёлк и бархат


шёлк и бархат
месяц слизывал
небо марта
лилось в окна сизые
на пол
мы в комнате
мысли скомканы
взгляд чуть испуганный
дрожь мотылька
путались в пуговках
шея рука
ключица плечо
так остро и так горячо
губы просили ещё
ты нашёл
бархат и шёлк

13.02.2012

Графу


Ты был красив до оторопи, но
Для юных лет своих чрезвычайно
Наполнен гулкой болью и печалью,
Как город, погрузившийся на дно.

Детское


Я до сих пор как девчонка:
голос веселый и звонкий,
сквозняк в голове, на ногах синяки,
зрачки — два колодца тоски,
странная божья ошибка,
которая нравится Богу
и даже себе немного —
с зыбкой улыбкой,
повадками кошки,
я твоя — понарошку.

Охота


Пока я ветрена и пьяна
(Почти что всадник без головы),
Не сломлена, не раскаяна,
Не ведаю, что творю (увы),

Пока я острая, как кинжал,
Быстра, пронзительна, словно трель,
Закрой скорей предо мною дверь!
А может лучше тебе сбежать,

Назад не глядя, оставив хлам,
Взяв плащ, собаку и карабин,
Ведь я ни шанса тебе не дам,
Любимый.

15.01.2011

Подземелье без драконов


Как в затхлом и заброшенном подвале,
Где лампа потускневшая едва ли
Позволит разглядеть ряды развалин
И не обретших мира мертвецов,

Снежинок невесомый стих


Белым-бело, глядеть нет мочи,
Мошка летит, скрывает путь,
Кружит и, кажется, бормочет:
«Забудь-забудь-забудь-забудь».
В окоченении приятном
Растянут день, и гомон стих,
Но редко кто услышит внятно
Снежинок невесомый стих:

Откуда снег?


На серебряной луне,
На обратной стороне,
Начиная с декабря
Дремлют ежики в морях.
Крошки инея лежат
На иголках у ежат,
Тихо звякают усы.
Спрятав лапки и носы,
Греясь, ежики во сне
Жмутся ближе и тесней,
Трутся иглами — а мне
В лоб летит колючий снег.

12.12.2011

Приворот


Гоню пророчества
о судьбе,
мне слышать хочется
о тебе;

мечты далёкие,
снов прибой,
где дышат лёгкие
лишь тобой;

ладоней линии
теребя,
узоры клиньями —
про тебя;

Ангелу-хранителю


Я разжала ладони, отпуская тебя как птенца,
что давно должен был улететь, но никак не решался.
Снег окутывал нас кружевной истрепавшейся шалью —
и когда он успел заморозить мечты и сердца? —
улетай же навстречу зиме в небеса.
Здесь закончились все чудеса,
боль оставив в награду.
Мы думали, так было надо.

Неотправленное


хочется что-то сказать а выходит нытьё
ветер услышав колышет туманами в такт
боже когда бытие превратилось в битьё?
все здесь не так все не так все не так все не так

тик-тики-так слишком поздно бежать во всю прыть
время пить чай время змейкой сползает по лбу
крышка захлопнется сможешь ее ты открыть
в чайнике сидя в фарфоровом белом гробу?

Монтаж


Испарина на лобовом, я ныряю в туман,
Как в старый экран — жаль, пока не придумали пульт.
А книги всё врут — если просто лишиться ума,
То горя не меньше. Я слышу стихающий пульс
Дождя в мёрзлых венах деревьев, что замерли в ряд
Расстрельными тощими: локти, ключицы торчат, —
А мимо спешит на работу отряд «октябрят»:
С мешками
Туч на лице,
Бесцветный
Лук в холодце,
С шагом военного — знает свой пункт назначения,
Действует как механизм, в безрассудочном помрачении.

Октава


Устала до пустоты,
До гулкого «до» внутри.
И ноты поймав за хвосты,
Вдруг «после» пришло. Замри,
Давай заключим пари:
От самых горячих и нежных уст
Однажды повеет холодом.
Вдыхая, подумаешь — густ
Осенний вечер — на дне оставшийся кофе, молотый.
Месяца скрюченный профиль,
Деревья шумят во дворе:
Ре-ре-ре-
Резко скользит по ветвям
Реквием солнечным дням.

Твин Пикс


Город, где окно – это вид на бездну:
Вниз – внезапно раненой хищной птицей —
Водопад стремится — разбить, разбиться;
Ты пытаешься прочитать по лицам
Тех соседей, что, как на карусели,
Проплывают мимо тебя по кругу,
Только каждый словно поставил целью
Не делиться тем, что в уме, друг с другом,
Ни с отцом, ни с приятелем, ни с подругой,
Ни с врачом, ни с любовницей, ни с супругой.
Это город чокнутых и несчастных.
В новой схватке сны обыграют память —
Всё былое дымкой уйдет, растает —
Но не жди до завтра, чтоб все исправить —
В одну ночь развалится мир на части.

Произведений: 276