Астрофобия (перевод стихотворения Г.Ф. Лавкрафта)

В соавторстве с better_days

Сквозь небес ночных горенье,
Хаос бездны надо мной
Наблюдал я с вожделеньем
Дивный свет звезды одной,
Что вернулась в полночь тенью
Колесницы ледяной.

Красота волной эфира
С золотым мерцаньем в лад
И мечты блаженной мирра
Снизошли туманом в сад,
И слились аккорды лиры
В сладкозвучие баллад.

Там – я думал – наслаждений
Земли, счастья и свобод;
Клад, что в каждом из мгновений
Чары лотоса несет;
Пенье лютни вдохновенной
Гласом ангельским плывет.

Я сказал себе: блистают
Незнакомые края –
Добродетель восседает
Там на троне бытия;
Люди света обитают –
Чище, искренней, чем я.

Но чудесное виденье
Перешло в кошмарный бред,
Красоты коснулось тленье,
И надежды больше нет.
Череда из привидений
Развенчала гимнов след.

Звездный жар – безумный, алый
Сквозь лучи меня настиг –
Упоенье скорбью стало,
Правда мне открылась вмиг:
Через скверну проступали
Бесы. Как свиреп их лик!

Понял я жестокость сказок,
Что сиянием манят;
Избегаю звездных красок,
Что тогда влекли меня;
Ужас – стойкий, неотвязный
Мне отныне не унять!

25.04.2011

ASTROPHOBOS

Howard Phillips Lovecraft

In the Midnight heaven’s burning
Through the ethereal deeps afar
Once I watched with restless yearning
An alluring aureate star;
Every eve aloft returning
Gleaming nigh the Arctic Car.

Mystic waves of beauty blended
With the gorgeous golden rays;
Phantasies of bliss descended
In a myrrh’d Elysian haze.
In the lyre-born chords extended
Harmonies of Lydian lays.

And (thought I) lies scenes of pleasure,
Where the free and blessed dwell,
And each moment bears a treasure,
Freighted with the lotos-spell,
And there floats a liquid measure
From the lute of Israfel.

There (I told myself) were shining
Worlds of happiness unknown,
Peace and Innocence entwining
By the Crowned Virtue’s throne;
Men of light, their thoughts refining
Purer, fairer, than my own.

Thus I mused when over the vision
Crept a red delirious change;
Hope dissolving to derision,
Beauty to distortion strange;
Hymnic chords in weird collision,
Spectral sights in endless range….

Crimson burned the star of madness
As behind the beams I peered;
All was woe that seemed but gladness
Ere my gaze with Truth was seared;
Cacodaemons, mired with madness,
Through the fevered flickering leered….

Now I know the fiendish fable
The the golden glitter bore;
Now I shun the spangled sable
That I watch’d and lov’d before;
But the horror, set and stable,
Haunts my soul forevermore!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *