Я боюсь, что в этом фильме я лишь статист, что мое лицо потеряется в сотне лиц, что в безумной гонке к титулу ``мисс Фантастик`` я сотрусь душой, как стирается к маю ластик. И в один из дней, в беспрерывной пустой борьбе не смогу припомнить главного о себе.

``Мне все равно`` - нет хуже слов. Пусть метроном стучит назло - мой страх невольный - я в такт шепчу: ``Раз-два, раз-два``, - и я жива, ещё жива, пока мне больно.

У меня для тебя ничего... Посмотри - мотылек тихо бьется в стекло изнутри.

 

Романовская Анна

Рада приветствовать тебя, читатель, на своей страничке. Смело рассматривай, ругай, хвали, (нужное подчеркнуть) всё, что здесь найдешь. Для этого я и публикуюсь - чтобы знать твое мнение. Почитать про меня

Учусь летать — Learning to Fly


Здесь расстояние черной тесьмой
Свернуто в путь, нет возврата домой.
Мыслей полёт – я к простору умчусь
В водовороте запутанных чувств.
Тягой смертельной я болен опять,
Как мертвой хватки мне избежать?

Проходить, пряча взгляд — On the turning away

Проходить, пряча взгляд,
Мимо бед и несчастий,
Мимо слов, невпопад
Обронённых тебе,
Не мирись с тем, что данное —
Лишь капля в море страдания.
Неужели твой выбор в судьбе —
Проходить, пряча взгляд?

Демон


У него в глазах изумрудов реки
Преломляют цвет пустоты вокруг.
Его взгляд пытался писать Эль Греко,
Но не смог и умер под грузом мук.

Сегодня


Я не читаю «Ленту» по утрам,
Не слушаю «Вестей», молву народа
Про то, что «в первый тайм чего-то там»,
И даже не смотрю прогноз погоды,

Руки вечности


Руки вечности затекли,
Смерть устала считать нули,
Красоте надоело быть
Суперменом.

Истончается время, но,
Пусть давно всё отмерено,
Неизвестно, что крепче — лбы
Или стены.

Забвение


Мы забываем книги, цветы, зонты,
Сумки, очки, пакеты, другие вещи,
Просто внутри полны, а глаза пусты –
Солнце ли, дождь ли с неба устало плещет?

О Рыцаре без страха и упрека


И сердце не болит,
И люди не тревожат.
Не думать о «потом», не лезть в узду к судьбе —
Ты хрупкий монолит,
Афей в масонской ложе.
Как трудно лгать себе, как трудно лгать себе.

Поезд

Поезд приехал, но сомкнуты двери как веки,
Разницы нет, что в СВ, что в плацкартном вагоне —
Тот, кто не ждал хэппи-энда — застрянет навеки,
Тот же, кто ждал — там, снаружи стоит, на перроне.

Питеру


Ты молод, холоден и скуп,
И чересчур прямолинеен,
Все жители дыханьем губ
Тебя, наверно, не согреют.

Море


(утро)
Море не в духе, бьёт по ногам волной,
Море бушует, разозлено оно,
Капли вбивает в мягкий сырой песок,
Солью плюётся, метит водой висок.

No Fate-2


Если бы взять и перемешать слова:
Все поменять, исправить, убрать излишки —
Стройные речи и светлая голова,
Твердой рукой расставить удачи фишки.

No Fate


Если ты за моей спиной,
Так уйди и не стой за мной,
Там лишь чёрная мгла и смерть —
Уходи и не стой за мной.

По венам


По венам стекает река,
Она называется Ганг.
В ней пепел умерших людей,
И воды мутны и грязны.
Ребенок с застывшим лицом
Опустит на зыбкую гладь
Раскрывшийся жизни цветок
И молча проводит его.

Песня средневекового вора


Я вор и бродяга, дорога — мой дом,
Ты встретил меня — так не ахай потом,
Когда обнаружишь пропажу добра своего.
Пусть жизнь твоя мирно идёт чередом,
Ты — пёс на цепи, а я буду котом,
Который крадется во мгле, не боясь никого.

Холодное, тяжелое


Все бело, взвесь снежинок, мелькающая маета.
Белый цвет, как известно, содержит в себе все цвета,
Значит это начало — январь словно точка отсчёта.
И качается маятник: чёт-нечет, чёт-нечет, чёт-не…

Рождество


Звёзды — сколы на гладком и темном катке,
Вмёрзшей лункой застыла луна.
Хочешь, я погадаю тебе по руке
И по гуще кофейного дна?

Инга


(- Ёжик, посмотри-ка в книжке, какое имя означает «отмороженная»?
— Нет! Я — Инга, что значит «зимняя»!)

***
В окно вгрызается узор:
Кругов и линий перебор,
Как будто знаки на полях.
И ночь — безмолвный постовой —
Сидит на голых тополях.

Два крыла безумия


Два крыла безумия вместо рук сознания,
Серое — депрессия, радужное — мания;
Два зрачка, затопленных в омуте отчаянья:
Два крыла безумия в небесах печали.

Камешек


Камешек выгнул спину,
Отяжелил ладонь:
Ты его взял и вынул,
Он говорил: «Не тронь!»

Зов


Как страсть в зрачках сковать, ни капли не пролив,
Не расплескав на плечи?
Безумие зовет, безумие велит,
Маниакально шепчет, шепчет, шепчет.

Одним предложением


Ничего не происходит,
Мыслей нет совсем-совсем;
Я в осеннем хороводе:
Желтолиственных проблем,
Отлетевших снов беспутных,
Ям, колдобин, улиц, лиц,
Капель утра, поминутно
Осыпающихся ниц
(Как икра, прорвавши паюс,
Почву скудную дразня) —
Окончательно теряюсь,
Будто вовсе нет меня.

12.10.2009.

Сентябрь

Я иду вдоль ручки ковша,
Хоть реальность пути фиктивна.
Листья дней опавших шуршат,
Я ловлю тебя в объективе:
Ты кивнешь мне в ответ —
Вспышки нет.

Лунный странник


Лунный странник, похлёбку из судеб
Зачерпнув половником белым,
Размышляет: «Что делают люди
И зачем они это делают?»

Потонув в урбаничной сюите,
Смысловой выключатель шаря:
«Что — любовь? Где любовь, подскажите?
Они просто цинично сношаются.

Три бегемота, два кашалота…


Три бегемота, два кашалота и стая волков —
согласно описи груз грозовых облаков
прибыл на склад горизонта.
Не забудьте, пожалуйста, зонтик,
депрессию, дюжину старых платков,
нахмуренный лоб и сонливость в придачу.

Предгрозовое

Не облегчает дум компресс предгрозовой —
На лоб свинцовой тяжестью ложится.
Стальные облака текут над головой
(Оставив на губах металла привкус):

Произведений: 289