Category Archives: Свободное падение

Детское


Я до сих пор как девчонка:
голос веселый и звонкий,
сквозняк в голове, на ногах синяки,
зрачки – два колодца тоски,
странная божья ошибка,
которая нравится Богу
и даже себе немного –
с зыбкой улыбкой,
повадками кошки,
я твоя – понарошку.

Охота


Пока я ветрена и пьяна
(Почти что всадник без головы),
Не сломлена, не раскаяна,
Не ведаю, что творю (увы),

Пока я острая, как кинжал,
Быстра, пронзительна, словно трель,
Закрой скорей предо мною дверь!
А может лучше тебе сбежать,

Назад не глядя, оставив хлам,
Взяв плащ, собаку и карабин,
Ведь я ни шанса тебе не дам,
Любимый.

15.01.2011

Подземелье без драконов


Как в затхлом и заброшенном подвале,
Где лампа потускневшая едва ли
Позволит разглядеть ряды развалин
И не обретших мира мертвецов,

Снежинок невесомый стих


Белым-бело, глядеть нет мочи,
Мошка летит, скрывает путь,
Кружит и, кажется, бормочет:
“Забудь-забудь-забудь-забудь”.
В окоченении приятном
Растянут день, и гомон стих,
Но редко кто услышит внятно
Снежинок невесомый стих:

Откуда снег?


На серебряной луне,
На обратной стороне,
Начиная с декабря
Дремлют ежики в морях.
Крошки инея лежат
На иголках у ежат,
Тихо звякают усы.
Спрятав лапки и носы,
Греясь, ежики во сне
Жмутся ближе и тесней,
Трутся иглами – а мне
В лоб летит колючий снег.

12.12.2011

Приворот


Гоню пророчества
о судьбе,
мне слышать хочется
о тебе;

мечты далёкие,
снов прибой,
где дышат лёгкие
лишь тобой;

ладоней линии
теребя,
узоры клиньями –
про тебя;

Ангелу-хранителю


Я разжала ладони, отпуская тебя как птенца,
что давно должен был улететь, но никак не решался.
Снег окутывал нас кружевной истрепавшейся шалью –
и когда он успел заморозить мечты и сердца? –
улетай же навстречу зиме в небеса.
Здесь закончились все чудеса,
боль оставив в награду.
Мы думали, так было надо.

Неотправленное


хочется что-то сказать а выходит нытьё
ветер услышав колышет туманами в такт
боже когда бытие превратилось в битьё?
все здесь не так все не так все не так все не так

тик-тики-так слишком поздно бежать во всю прыть
время пить чай время змейкой сползает по лбу
крышка захлопнется сможешь ее ты открыть
в чайнике сидя в фарфоровом белом гробу?

Монтаж


Испарина на лобовом, я ныряю в туман,
Как в старый экран – жаль, пока не придумали пульт.
А книги всё врут – если просто лишиться ума,
То горя не меньше. Я слышу стихающий пульс
Дождя в мёрзлых венах деревьев, что замерли в ряд
Расстрельными тощими: локти, ключицы торчат, –
А мимо спешит на работу отряд “октябрят”:
С мешками
Туч на лице,
Бесцветный
Лук в холодце,
С шагом военного – знает свой пункт назначения,
Действует как механизм, в безрассудочном помрачении.

Октава


Устала до пустоты,
До гулкого “до” внутри.
И ноты поймав за хвосты,
Вдруг “после” пришло. Замри,
Давай заключим пари:
От самых горячих и нежных уст
Однажды повеет холодом.
Вдыхая, подумаешь – густ
Осенний вечер – на дне оставшийся кофе, молотый.
Месяца скрюченный профиль,
Деревья шумят во дворе:
Ре-ре-ре-
Резко скользит по ветвям
Реквием солнечным дням.

Твин Пикс


Город, где окно – это вид на бездну:
Вниз – внезапно раненой хищной птицей –
Водопад стремится – разбить, разбиться;
Ты пытаешься прочитать по лицам
Тех соседей, что, как на карусели,
Проплывают мимо тебя по кругу,
Только каждый словно поставил целью
Не делиться тем, что в уме, друг с другом,
Ни с отцом, ни с приятелем, ни с подругой,
Ни с врачом, ни с любовницей, ни с супругой.
Это город чокнутых и несчастных.
В новой схватке сны обыграют память –
Всё былое дымкой уйдет, растает –
Но не жди до завтра, чтоб все исправить –
В одну ночь развалится мир на части.

Мокрый потухший город…


Мокрый потухший город – мир отчаянных слёз.
И дряхлеющие деревья; и ветер, запутывающийся в ветвях, будто старичок – в гамашах;
и само небо, набухшее – готовая прорваться гноем дождя мозоль –
все это печалится, грустит, всхлипывает, не в силах сдержать рыданий.

Голоса

Садись, прислушайся, записывай
В тиши спускающейся ночи –
О чём слагают песни птицы нам,
Что голоса их напророчат?

ЛЛ


Стоит признаться. Только друзьям. Тебе.
Только себе, поскольку пришли слова:
Я благодарна выпавшей мне судьбе.
Я безмятежно счастлива, счаст-ли-ва.

Сонное


Дремлет мой разум, сопя.
Хочешь, открою секрет?

Свободное падение


Под огнём твоих глаз, обездвижена обручем рук,
Два зрачка словно точки отсчёта – манящие бездны –
Пожирают пространство собой, заслоняя вокруг
Целый мир. Я в плену и бежать не хочу – бесполезно.

Я смотрю и не знаю: кто ты, что в себе ты несёшь,
Существует ли разница между “лечить” и “калечить”?
И опять моя схема тебя превращается в ложь –
Всё как в первую встречу, наверно, как в каждую встречу.

Заметки путешественника


Суета отступила – тела разошлись по делам.
Золотой апельсин без ключа на исходе завода –
Это солнце ныряет остыть в бирюзовую воду,
Горизонтом в финале себя разрубив пополам.

Доцвести, допорхать, догореть – так недолог сезон!
Все ужасно милы и почти неприлично галантны.
Здесь бассейн – “Голубая лагуна” в бокале Атланта,
В обрамлении зонтиков, зонтиков, зонтиков, зон

У меня


У меня для тебя ничегошеньки нет –
Говорю невпопад и пишу мрачный бред,
Пусть ты знатный трофей – я не ставлю тенёт,
Мне охоту к охоте ничто не вернёт.

Ты чертовски хорош – сердцеед-птицелов,
У тебя для меня россыпь вычурных слов,
Тайники редких песен, подколок сундук
И другие богатства; но ты мне не друг,

Человек мёртвоходящий


яркое солнце в зрачки сверлом
неба галлюциногенная синь
трепет листвы
островки травы
всё кругом так излучает тепло
всё кругом так излучает жизнь

Затаясь


Обрастая шипами – повадками одиночки,
Я часами смотрела в окно на ухмылку ночи,
Я тоску колыбелью внутри, затаясь, качала
И в себе не нашла ни одной распоследней строчки,
Чтобы просто начать с начала.

17.05.2011

Несносень


Трамваи стучат невпопад металлическим нервом,
Гвоздями из капель на матовой серости дня
Прибит силуэт измождённого тяжестью неба,
Что в лужах с неврозом нарциссовым топит меня.

Ресницы щекочут белёсое брюхо тумана,
Цветение сакуры – тающий в воздухе снег,
ЛЭП браками Эйфеля корчатся с заднего плана –
Картинки сменяются медленно, как в полусне.

Война


Стоишь перед зеркалом, не узнаёшь того,
Кто смотрит оттуда пустыми зрачками, скалясь
Цинично, ни с чем не в ладах – даже с головой –
И в нём от тебя лишь призрак – такая малость.

Ты вновь оглушён: набатом стучит в висках,
Вкус стали во рту, зубами скрипишь от злости,
Ты рад бы уйти, но не знаешь, чего искать,
Куда убежать, что именно надо бросить.

Герои с экрана

“Любовь – режиссёр с удивленным лицом,
Снимающий фильмы с печальным концом,
А нам все равно так хотелось смотреть на экран…”
(Александр Башлачёв – “Поезд № 193”)

I

И твоё враньё бесконечное,
и тебя самого
мне беспечно бы
выкинуть вон –
из прошлого, настоящего,
дум о “потом”,
вытащить
из головы горячей,
выпустить
из холодных рук,
из тесного круга
друзей и подруг,
чтоб впредь никакого “надеюсь” и “вдруг”.
И чтобы ни слов,
ни нарочного (сжавшись) молчания,
ни взглядов, ни обещаний,
ни музыки, ни стихов
от тебя не осталось.
А только обычная –
будто ныряешь в воду –
несущая столько свободы
усталость.